Воскресенье, 21.10.2018, 03:45
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Регистрация
Вход
Главная » Статьи » Мои статьи

Архетип дружбы Александра Дюма.

                                            

«У Геночки любимый писатель – Дюма, «Три мушкетера», – говорит с иронией героиня одного «перестроечного» фильма. Меня в то время эта ирония несколько задела и поставила в тупик: «А что здесь такого?», – хотелось спросить вслед за героем киноленты. А сформулировать ответ я могу только сегодня, по иронии – 20 лет спустя.

Избалованные безграничными возможностями интернета в области развлекательной индустрии, а также необыкновенным числом фантастических космических оперетт, фэнтези-историй о параллельных и сказочных мирах, ошеломляющих научно-технологических прорывах и просто необычайных явлениях, мы стали забывать о настоящих приключениях.

А ведь совсем недавно Александр Дюма, Майн Рид, Жюль Верн, Джек Лондон, и многие другие прозаики могли, основываясь лишь на своем литературном таланте, увлечь читателей приключенческими романами и повестями, заставить с азартом следить за погонями, поисками кладов, любовными авантюрами и историческими перипетиями. Создавая "Библиотеку приключений" советская культурная элита тем самым демонстрировала заинтересованность государства в воспитании людей с высокими морально-нравственными устоями, стремящимися к идеалам дружбы, любви, приключениям, как поиску чего-то нового и необычного. Советскому государству нужны были пассионарии, дерзкие первопроходцы и первооткрыватели.

Александр Дюма был высоко ценим как своими современниками, так и нами, людьми, казалось бы, далекими от европейской ментальности Дюма.

Знакомство д`Артаньяна и трёх мушкетеров начинается с дуэли, в которой дуэлянты неожиданно встают на защиту друг друга от нового врага. Эта загадочная трансформация: дерзкое столкновение – дуэль – признание благородства – дружба. Так дуэль становится проверкой на прочность. Видимо, ранее у Арамиса и Портоса тоже были свои испытания, после которых они удостоились чести стать друзьями Атоса, его alter ego. Опасность следует по пятам во всех предприятиях четверки. И в любом из этих предприятий можно было стать короче на голову. Это жизнь искателей приключений, у нее свои законы и мораль, по-своему корпоративная: «Мы – спина к спине – у мачты, против тысячи вдвоем!»

Возможно, именно тяга к приключениям объединяла друзей. И это соответствует действительности – дух авантюризма является одним из скрепляющих элементов дружеских отношений. Д'Артаньян на последних страницах романа Дюма сетует, что у него нет больше друзей и ему не осталось от дружбы ничего, кроме печальных воспоминаний. А ведь друзья не погибли и не уехали в африканские, американские или индокитайские колонии королевства, а всего лишь вышли в отставку. В этих словах гасконца слышится грусть о потерянной дружбе, ушедших «трех неразлучных», о которых вскоре останутся лишь печальные воспоминания: Портос готов жениться, Арамис принимает бесповоротное решение вернуться в религию. Что же касается Атоса, то понятно, что граф де Ла Фер, аристократ, «знатный, как Монморенси» не будет вечно мушкетером - для графа де Ля Фер это слишком мало.

                             

Но граф де Ла Фер, благородный Атос, никогда не отрёкся бы и от дружбы. Для Атоса это - краеугольный камень существования. Что ж из того, что друзья не всегда соответствуют идеалам? Граф вообще никого не идеализирует, это кануло в Лету вместе с клейменой женой. Непорочен для него только абсолютизм, как принцип правления (поэтому он и был членом самых монархических Орденов Европы – «Подвязки, Золотого Руна и Святого Духа — трех высших орденов; соединенные вместе, они бывали только у королей»). Атос – вассал, король – его сеньор.

                        

Здесь необходимо отметить, что феодал на своей земле был высшей властью. Поэтому убийство жены, клейменой Анны де Бейль, пытавшейся попасть в управленческий класс из преступного мира, было не просто его правом, но и обязанностью. Несколько портит этот нюанс привитое нам кинематографом впечатление о книге, как о комедийно-приключенческом произведении, не правда ли? А «воскрешение» Анны в виде миледи Винтер вообще переводит роман в жанр готической литературы: «Ад воскресил вас… Вы дьявол, посланный на землю», – эта фраза неслучайна, это отношение к миледи Винтер не только графа де Ла Фер, но и самого Дюма.

                                          

Атмосфера романа вообще, на мой взгляд, мрачноватая – виселицы, тайные Ордена, монастыри, монахи, палачи. И главный концептуальный персонаж – средневековый вассал с понятиями времен Средневековья, варварских королей франков, Карла Великого и Хлодвига.

                            

Атос для своих друзей - пример, он всегда поступает так, как того требуют его представления о чести и долге. Что неоднократно и происходит на страницах романа. Меня всегда интересовал ответ на вопрос – почему Атос завел дружбу именно с Портосом и Арамисом? Портос, вероятно – беглый португальский еврей, Исаак де Порту; Арамис – шевалье Рене д'Эрбле, sine nobilitate из дворянства мантии (или даже её бастард), стремящийся поправить недостаток происхождения вступлением в Орден иезуитов. Почему вдруг это – «нас никогда не видят друг без друга … и называют трое неразлучных». Дело в том, что в истинно мужском сообществе, борющемся за жизнь, социальные различия неактуальны. Поэтому остается жива дружба у мушкетеров и двадцать, и десять лет спустя.

И если «сознание превосходства Атоса в начале их знакомства нередко вызывало у Портоса раздражение», то самого графа нисколько не раздражало двуличие одного и бахвальство другого. Каждый вкладывал что-то свое в этот странный союз. Портос – жизненную силу, оптимизм. А какую функцию выполнял Арамис? «Ну а вы, сударь? — спросила королева у Арамиса.

— А я, сударыня, — ответил тот, — я всегда без единого вопроса последую за графом всюду, куда он пойдет, даже на смерть; но если дело коснется службы вашему величеству, то, — прибавил он, глядя на королеву с юношеским жаром, — я постараюсь обогнать графа», - верность дружбе всегда и во всем, это – их кредо в самом исконном, схоластическом смысле.

К примеру, было бы низостью, если бы д'Артаньян согласился на предложение Ришелье? Ведь гасконец за тем и приехал в Париж, чтобы подороже продать свою шпагу, живой ум, верную руку, сделать карьеру. Его останавливает не осознание низости проступка, а страх потерять друзей, свою новую боевую семью, совесть и нравственный идеал четверки – Атоса.

                             

А они стали в его жизни ценностью номер один, перевешивающей все его гигантское гасконское честолюбие. Кардинал сделал «предложение, от которого невозможно отказаться», поэтому отказ д'Артаньяна его изумляет – для западного менталитета такое - редкость. А вот Атос, сам готовый на самопожертвование, не удивлен.

«Три мушкетера» - это история о том, как мужчина выбирает «женщину, религию, дорогу». Гасконец находит свою новую, истинную семью, инициирующую его во взрослую мужскую жизнь. Это – охотничья стая, воинское братство. И с точки зрения ее морали, низостью стало бы не само по себе согласие на службу у Ришелье, а то, что, дав это согласие, д'Артаньян покинул бы друзей и вышел из рядов мужского сообщества. По его ценностной системе дружба оказалась более приоритетной. Это был выбор самого д'Артаньяна, и выбор, вызывающий несомненно тёплые чувства. «По плодам их узнаете их», – так зародилась дружба, благодаря встречному движению достойных людей. Они не могли не стать друзьями потому, что сами всегда были готовы к этому.

Не надо делать из них кумиров - они люди из плоти и крови, ничто человеческое им не чуждо, они подвержены многим слабостям и только святая для них привязанность, родившаяся в молодости, и клятва заставит их подняться над обстоятельствами в будущем. И не стоит забывать, что, если бы не понимание Атосом, что значит для них эта связь, и, не сумей он им это втолковать на Королевской площади, случилось бы непоправимое: друзья, в лучшем случае, покинули бы площадь в качестве врагов.

Taким образом, по этим причинам «Три мушкетера» стали книгой о дружбе - не потому вовсе, что в ней показана какая-то необыкновенная дружба, нет, она вполне жизненная. Роман достиг такой славы потому, что в нем раскрыта вся сила дружбы, что она может делать с людьми, если они поверят в нее и будут следовать ее канонам. Человечество вообще нуждается в том, чтобы существовало нечто большее, нежели оно само, иначе жизнь станет совершенно пустой и бессмысленной. В обсуждаемом случае это «нечто большее» – это и есть дружба. Мы так смело осуждаем Арамиса, забывая, что никто из друзей его не осудил. Мы так уверены в карьеризме д'Артаньяна, а ведь он неоднократно ставил эту карьеру и самую жизнь под угрозу, не задумываясь о личной выгоде – ради друзей.

Эпической дружбу в трилогии о мушкетёрах делает именно то обстоятельство, что Дюма постоянно вынуждает её вступать в ценностный конфликт с потребностями частных интересов. «Атос не подал бы ему руки, Атос отрекся бы от него», – гасконец прекрасно понимает, что есть вещи, которые Атос не простит другу не потому, что не ценит дружбу, а наоборот, потому что ценит и кого попало другом считать не будет. И это – несмотря на то, что д'Артаньян - очевидный лидер, двигатель сюжета и всех приключений. Эту роль его никто из друзей не оспаривает. Атос - в единственном числе совесть четверки, хранитель ценностей компании, концептуальная власть. На него оглядываются в поисках образца поведения, когда обстоятельства требуют нравственного выбора.

Так Дюма создал литературный архетип дружбы. Этот архетип мужского братства есть выражение стремления к гармонии, абсолютной подготовленности в боевых действиях. Подобный эффект может дать только объединение разных людей. Мушкетеры разные. Поэтому они непобедимы, их не смог одолеть даже Ришелье. Что нужно было сделать, чтобы одержать верх над этой четвёркой? Разъединить, ввергнуть в нелогичную, эмоциональную, иррациональную, тёмную женскую энергетику.

Что нужно было сделать, чтобы победить Советский Союз? То же самое – расчленить его на составные, враждующие по сей день части. Поэтому выгодно было высмеять «Геночку» в фильме, чтобы убрать из смыслового ряда само понятие дружбы и его символа – мушкетеров Дюма. Страсть к приключениям, любви, дружбе стали невыгодны новой концепции, насаждавшейся в России в те годы.

                      

Категория: Мои статьи | Добавил: fotomontazh (26.09.2018)
Просмотров: 27 | Теги: тримушкетёра, Дюма, дружба, архетип | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar

Copyright MyCorp © 2018